Персоналии
Чичкин Алексей Алексеевич, 1904-1963
Чичкин Алексей Алексеевич, 1904-1963
ФИО
Чичкин Алексей Алексеевич
Годы жизни
Биография
Чичкин Алексей Алексеевич родился 15 октября 1904 года в Париже, где его отец, Алексей Васильевич Чичкин, выпускник медицинского факультета Московского университета, работал под руководством И.И. Мечникова в Пастеровском институте микробиологии. Мать – Кувшинова Мария Васильевна. Фамилия Чичкиных в конце XIX – начале XX века была широко известна благодаря деятельности нашего земляка родом из села Коприно Рыбинского уезда, Александра Васильевича Чичкина (1862-1949), владельца сети молочных магазинов, одного из самых предприимчивых и богатых людей России. Его младший брат, Алексей Васильевич (также уроженец с. Коприно) всегда помогал своему брату в бизнесе. До 8 лет Алеша Чичкин прожил в Париже с матерью, где проходили его занятия под наблюдением знаменитого пианиста Рауля Пюньо. В 9 лет он приехал к отцу в Москву, а в 1915 году он поступил в музыкальную школу-техникум Гнесиных, которую окончил в 1921 году и сразу же поступил в Московскую консерваторию в класс К.Н. Игумнова. Однако через год вынужден был оставить учебу ввиду смерти отца. С 1922 по 1926 год Чичкин Алексей Алексеевич жил в Париже у своей матери. В эти годы он многое почерпнул из методов крупнейших французских пианистов-педагогов Альфреда Корто, Лазара Леви, Робера Казадезюса, Маргариты Лонг, систематически занимался с учеником П.А. Пабста — Львом Конюсом, близким другом Рахманинова. Живя во Франции, Чичкин оставался советским подданным и «по требованию советского консульства прибыл для отбывания воинской повинности» в Россию. В Москве он вновь сдал экзамен в консерваторию и возобновил занятия с К.Н. Игумновым. Педагог ценил своего ученика, помогал устроиться на работу. Алексей зарабатывал себе на жизнь игрой в кинотеатрах, сопровождал показ немых фильмов. Консерваторию он закончил экстерном в 1935 году. В конце 1937 года Алексей Алексеевич Чичкин, пианист-преподаватель Московской консерватории, был арестован по ложному доносу. Он получил девять лет ссылки в Медвежьегорск (на севере Карелии). Его дядя, Александр Васильевич, постоянно хлопотал за него и добился досрочного освобождения в 1944 году. Алексея восстановили в Московской консерватории, предоставили однокомнатную квартиру неподалеку от места работы, а в августе 1944 года назначили первым директором консерваторской студии звукозаписи. В своем совершенно неподражаемом пианистическом искусстве (еще в 1917 году Рахманинов предрек 14-летнему Чичкину великую артистическую будущность) исполнитель аккумулировал ценные воздействия разных фортепианных школ и направлений. Возможно, поэтому Чичкин был пианистом-универсалом, которому равно удавались произведения разных эпох и стилей. Он изумительно исполнял сонаты Скарлатти и Прелюдии Дебюсси, сонаты Бетховена (особенно ор. 110) «Токкату» Прокофьева, «Блуждающие огни» Листа и «Баркаролу» Шопена, «Токкату» Шумана и Пятую сонату Скрябина… Звучание рояля под руками Чичкина (из-за огромного размера и необычайной пластичности многие их воспринимали как «щупальца») было чрезвычайно разнообразным: инструмент то «пел», то мощно гудел набатом, то искрился волшебными красками и рассыпался звуковыми фейерверками. Эти чудесные качества игры проявлялись Чичкиным (большей частью в классе и студии звукозаписи) в неповторимом исполнении многих сочинений Шопена (особенно Этюдов, Баллады № 4, Скерцо № 3) Листа (Рапсодий и Этюдов), листовских и пабстовских парафраз, музыки Чайковского, Рахманинова, Донаньи, Черепнина и др. Как педагог Чичкин также представлял собой абсолютно неповторимое явление. На фортепианном факультете он работал по преимуществу как ассистент В. В. Нечаева, вел нескольких студентов самостоятельно, выполнял обязанности зам. декана, но неофициально давал уроки очень многим. Прежде всего, Чичкин поражал учеников феноменальными показами. «Алексей Алексеевич, пианист необыкновенной пианистической одаренности, показывал нам чудеса звуковой техники, неподражаемо «ставил» каждому звук, открывал тайны и звукоизвлечения и беглости» — вспоминал проф. М. А. Смирнов, один из учеников Чичкина. Трудно подсчитать, скольким своим (и «чужим») ученикам Чичкин помог освоить, казалось бы, технически неподъемные для них произведения и выйти на принципиально иной уровень пианистического мастерства! Невероятное количество сил и времени отдал Чичкин восстановлению и реорганизации консерваторского кабинета звукозаписи, пришедшего в годы войны почти к полному упадку. Будучи заведующим кабинета, он доставал редчайшие зарубежные записи Рахманинова-пианиста, знакомил молодых композиторов с сочинениями Стравинского и Хиндемита, записывал по трансляции из Большого зала выступления К.Н. Игумнова, В.В. Софроницкого, снабжал нужными и дефицитными в ту пору звукозаписями многие учебные заведения столицы и страны в целом. Не случайно за эту подвижническую работу он был в 1946 г. награжден медалью «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны». Прискорбно, что в свое время имя А. А. Чичкина по цензурным соображениям было вычеркнуто из истории Московской консерватории. В огромном по объему справочном издании к 100-летию консерватории (М., 1966) о Чичкине нет ни одного упоминания. В новом, выходящем ныне из печати фундаментальном историко-биографическом справочнике «Московская консерватория: от истоков до наших дней. 1866-2003» имя замечательного музыканта, отдавшего консерватории лучшие годы жизни, занимает достойное место среди имен его коллег. И это не может не радовать. А.А. Чичкин ушел из жизни 23 ноября 1963 года, не дожив до 60 лет. Похоронен на Армянском кладбище в Москве (в настоящее время – филиал Ваганьковского кладбища).
Коллеги! На сайте ведутся работы по его обновлению.